20 мая на ТНТ стартует восьмисерийная, как заявлено создателями, социальная комедия «Толя-робот» о простом парне из российской глубинки, ставшем в расцвете лет инвалидом. Я посмотрел первые две серии шоу и могу с уверенностью сказать, что слово «социальная» скорее лишнее в описании проекта, а порой и вообще мешает ему стать действительно интересным зрелищем.

Главный герой сериала при загадочных для зрителя обстоятельствах лишился обеих рук и ног, став человеком, волею судеб навсегда привинченным к кровати. Но вместо того, чтобы сдаться, Толя получает квоту на новенькие протезы, возвращается в жизненный строй, и пытается доказать окружающим, что достоин большего, чем их пожизненной жалости.

Влюбившись в девчонку с соседнего этажа, он решает стать главой местного ТСЖ, налаживая жизнь обитателей полуразрушенной хрущевки, чтобы она увидела в нем прежде всего человека, а не диагноз. Конечно, на пути его будут встречать постоянные трудности, которые, что обусловлено жанром, превращаются в повод для иронии и бесконечного набора местами смешных гэгов.

Берясь за шоу, где центральная тема повествования затрагивает такие проблемные для России социальные точки, как занятость инвалидов, следует отчетливо понимать главное — зачем ты в это ввязался.

Первый, и наверное самый очевидный ответ: чтобы актуализировать общественное внимание, попытаться показать зрителю весь страшный калейдоскоп несправедливости и безучастности, который каждый день видят люди с ограниченными возможностями. И жанровый выбор в пользу комедии — несомненно верный шаг. Социальной чернухи, которой переполнены все российские авторские кинофестивали, и так хватает, да и смотреть на все это без юмора и правда порой сложновато. Так и вздернуться недолго. Поэтому «Толя-робот» в ядре своем несет огромный потенциал, но при этом, судя по первым двум сериям, просто не намерен им воспользоваться.

Сценаристам сериала Константину Майеру и Алексею Нужному не впервой писать хорошие комедийные сюжеты, и «Толя —робот» очень похож на их самый удачный проект «Я худею!». То же внимание к деталям, то же уверенное понимание фактуры простых парней и девчонок с района, которые живут проблемами миллионов российских обывателей. Здесь все столь же смешно и иронично, персонажи пусть и гротескные, но очень выпуклые и душевные, и как комедия шоу работает, словно снятые с чей-то руки дорогие часы. Даже герой Евгения Кулика будто бы просто перекочевал из «Я худею» в новое пространство, оставаясь наивным и добрым толстячком, настолько нелепым, карикатурным и глупым, что даже милым.

Если порезать сериал на пятиминутные скетчи-зарисовки, то можно смело заливать их на ютуб и ждать миллионные лайки и просмотры. Здесь, как и в прошлых проектах сценаристов, органика и живость происходящего плещут через край, и постоянно хочется сказать «а вот этот парень прямо вылитый мой сосед по подъезду», «а вот тот алкаш как-будто списан с дяди Коли, доедающего кильку в беседке под моим домом». Эти архетипы не вызывают отторжения, как в том же «Горько», а прекрасно работают в своей заданной комедийной стезе.

И здесь придется вернуться к изначальному посылу сериала — ведь он заявлен как именно с большой буквы Социальная комедия. Ведь именно тут начинаются настоящие проблемы. Весь ровный строй шуток и правда смешных скетчей просто не нуждается в пришитом белыми нитками подтексте. Безногого и безрукого героя Толю можно абсолютно безболезненно для повествования заменить на, например, больного раком, недавно попавшего в аварию, или, на худой конец, просто неуверенного в себе персонажа.

Посыл останется прежним — преодоление трудностей, попытка доказать миру, что ты лучше, чем кажется окружающим, моральная невозможность остановиться на пути к мечте и так далее. Кажется, что сценаристы не ставили целью показать жизнь инвалида в России, и персонаж с ограниченными возможностями здесь скорее выступает в роли катализатора к действию окружающих его людей, чем каким-то транслятором социального посыла.

В таком случае хочется задать вопрос — зачем вообще вводить героя с бионическими конечностями в комедийную историю, где его внешний вид и физическое состояние являются лишь поводом для пары неплохих шуток? Что это, актуализация на важной проблеме исключительно ради самой себя? Попытка придать проекту необычности, или словить хайпа в промо-материалах? 

Александр Паль с разведенными словно в полете руками-протезами на билбордах выглядит правда интересно. Но разве этого достаточно? В первых двух сериях только небольшая зарисовка с соседом по палате Толи в реабилитационном центре может хоть немного претендовать на драму и социальное высказывание. Я хочу ошибаться, и возможно дальше в шоу за ворохом шуток начнет раскрываться и этот посыл, но пока «Толя-робот» абсолютно не оправдывает возложенных на него ожиданий, связанных именно с главным концептом, и лишь бравирует якобы смелым выбором инвалида в качестве главного героя сериала.

И все же «Толю-робота» не хочется сильно ругать. На фоне отвратительных комедийных ситкомов, которые предлагает нам сетка вещания федеральных каналов, это шоу смотрится очень живо и, что самое важное, остается смешным. В качестве вечернего антидепрессанта сериал точно подойдет, а уж если под финал Толя так и останется просто смешным человеком-роботом, то в итоге зритель все равно не будет разочарован. Меня все-таки обуревает небольшая досада — если бы создатели рискнули хоть немного глубже заглянуть в такую актуальную, ими же и заданную тему, мог получиться настоящий хит.