Рубрика: Статьи

Мнение. Баги не делают игры плохими

Вышла Metro: Exodus, и снова начались разговоры о том, что все бы ничего, но вот баги — в общем, плохая игра, много технических проблем, лучше не играть. Начались они, что самое смешное, в комментах под обзорами и в отзывах Steam, где «Исход» нельзя будет купить до следующего года. Начались за несколько дней ДО релиза…, но это ладно, оставим пустое. Поговорим лучше о том, что баги не делают игры плохими и что занижать оценки из-за технических ошибок практически всегда — глупость.

Для начала давайте разберемся, что такое баги — потому что многие, я уверен, видят в них желание авторов как можно сильнее обидеть игрока, сделать так, чтобы тот страдал. В игре пропадает звук? Это специально! Баги с анимацией? Ннннаа! Не прогружаются текстуры? Особый отдел работал над этим несколько месяцев!

На самом деле баги — естественная часть всего процесса разработки. Команда делает какой-нибудь элемент игры, затем фиксит ошибки. Создает что-то еще — и снова вносит правки. Когда дело доходит до билда, близкого к финальному, его долго тестируют на разных машинах с разными конфигурациями, проводят ОБТ и ЗБТ, ловят все оставшиеся баги и правят их. Так работают вещи, игр без багов не существует, разработка, особенно если речь о AAA, — это титанический труд десятков и сотен людей, рассуждать о котором, сидя в комментариях, не красиво.

Иногда, впрочем, ошибки оставляют в релизной версии — и это уже другой разговор. Задача любого автора — провести столько тестов, сколько нужно, чтобы выпустить игру без ошибок, потому что игроки платят деньги. Другое дело, что оставить в игре баги могут по нескольким причинам: если они незначительные и не влияют на геймплей (пропадающий звук), если время подошло и надо игру выпускать, если эти баги во время тестирования проявлялись на мизерном количестве конфигураций, если у авторов не хватает денег на дополнительные тесты. И даже в этих четырех случаях на ошибки не забивают — их исправляют патчами вскоре после релиза.

Возможно, вам все эти вещи кажутся очевидными, мне они тоже такими всегда казались, но после выхода Kingdom Come: Deliverance и до сих пор отдельные персонажи чуть ли не каждый день доказывают, что даже эти очевидные моменты для них — тайна. Под рецензией на игру Warhorse масса комментариев о том, что KC нельзя было ставить 10 баллов, потому что в ней полно багов. И тут возникают два неудобных момента.

Первый: я наиграл в Kingdom Come: Deliverance под сотню часов и за все это время встретил только два — ДВА — бага. Один в рецензии приложен гифкой — там косяк с анимацией в диалоге. Из-за другого Индржих не мог до перезагрузки залезть на лестницу в корчме. Это все. Я играл на обычной PS4 в предрелизную версию, без патча первого дня, и у меня не было проблем с техническими ошибками, упомянутые баги не помешали. Почему я не должен был ставить этой игре 10 баллов, напомните?

И второй момент: как баги с анимацией превратили отличную ролевую игру Kingdom Come: Deliverance в плохую ролевую игру Kingdom Come: Deliverance? Из нее исчезли десятки увлекательных квестов и потрясающе написанных диалогов? Может быть, из-за бага с анимацией любовь Даниэля Вавры к родной стране стала слабее? Или эта ошибка вырезала из игры всех важных персонажей и сделала ее некрасивой с точки зрения графики? Или ролевая система перестала работать?

Как игра Kingdom Come: Deliverance — это когда ты идешь по сельской дороге, нарываешься на бандитов, падаешь с коня, отхватываешь по стальному панцирю, не успев встать, начинаешь убегать, но падаешь с обрыва и ломаешь обе ноги. А потом ползешь до лекаря и весь перемазанный в навозе (монет на баню не хватило!) идешь выполнять детективный квест. Вот что такое Игра. Как она становится хуже из-за бага с анимацией, я просто не понимаю уже год.

Окей, допустим, мне повезло. Представим, что на других платформах и у других игроков багов было куда больше, Deliverance отказывалась нормально работать, зависала, крашилась, пугала кошмарными текстурами — и что дальше? Это говорит только о том, что на других платформах она была сломанной. Но не плохой! В ней все еще были те самые диалоги и квесты, персонажи и неожиданные геймплейные ситуации. Да, кто-то из-за багов не мог сыграть в Kingdom Come — и это ужасно, за это Warhorse нужно было критиковать, — но ведь этот кто-то не мог сыграть в ту самую отличную RPG, верно? В рецензии я оценивал Игру, а не способность авторов до релиза исправить баги — тем более что сам из-за ошибок не страдал даже до первого патча, повторюсь.

Вы наверняка думаете, что не было бы никакой десятки, не сумей я сам поиграть в Deliverance из-за багов. Увы, но, скорее всего, было бы — зависит от факторов, о которых мы уже никогда не узнаем. Приведу два своих самых любимых примера — Gothic и Vampire: The Masquerade - Bloodlines. Культовые и… полностью убитые в техническом плане игры.

В «Готике» я потерял несколько часов прохождения, когда из-за кривой анимации упал с лестницы в лагере сектантов и разбился. В «Вампирах» и вовсе был самых жестокий баг — там ближе к концу игры в нужном месте не появлялась лодка, на которой следовало уплыть с уровня. Нет лодки — нет дальнейшему прохождению. Какую из этих игр я — или вы — можете назвать плохой? Может, назовете плохой Batman: Arkham Knight, которая на PC из-за массы багов работала никак, а на консолях заслуженно собирала высокие оценки? Или, может, обрушимся сейчас на Wolfenstein: The New Order, которая на PS4 из-за ошибки удаляла все сохранения?

Баги не делают изначально хорошую игру плохой. Они делают ее сломанной — это неприемлемо, но речь о другом. Можно ненавидеть разработчиков за то, что они не успели вычистить все ошибки до релиза — но писать в рецензиях о том, что Kingdom Come — плохая игра, нельзя. Потому что это вранье. Можно написать, что на PC, например, в игру с багами пока лучше не играть, дождаться патчей — если речь о чем-то крутом, ожидание будет оправдано. Только вот Kingdom Come даже на релизе работала на PC достойно и не была непроходимой — в этом я уверен.

К тому же на мой памяти за последние лет, наверное, пятнадцать откровенно сломанных крупных игр было две — та самая Vampire: The Masquerade — Bloodlines и Fallout 76. И если «Вампирам» я бы поставил десятку при любых багах и обстоятельствах, потому что это великая Игра, то Fallout 76

У меня нет права рассуждать об игре, в которую я не играл, но можно привести в пример цитату из обзора Алексея Егорова:

Fallout 76 не работает как выживач, не работает как многопользовательский шутер и даже как просто шутер. Хоть сколько-нибудь теплые слова можно сказать лишь про исследование мира, но и его Bethesda умудрилась испортить, оставив половину локаций без вменяемого бэкграунда и просто закинув туда враждебных мобов. Зато красиво, да!

О багах в Fallout 76 говорили много, но игра получила от «Канобу» четыре балла не только и не столько за них. Куда важнее, что в ней не работали ключевые механики, не работала та самая условная Игра. То же касается, к примеру, Mass Effect: Andromeda, которой Денис Майоров поставил шесть баллов — не за баги, а за то, что

У BioWare новый паттерн для созданий ролевых игр с псевдо-открытыми мирами. Огромная пустая карта, по которой неряшливо раскиданы одинаковые постройки и принеси-подай квесты. Чтобы «зачистить» такую планету, нужно потратить десяток безрадостных часов. На каждую.

Dead Cells не понравилась Александру Башкирову, потому что перегружена лишними и неработающими механиками. Fist of the North Star: Lost Paradise Сергей Цилюрик оценил на пять баллов из-за ужасного сценария и посредственного геймплея. Я поставил Unravel Two шестерку, так как это платформер, который плохо работает как платформер. И так далее — баги не делают игры плохими.

Скоро выйдет Anthem, но Алексей Егоров и Денис Майоров давно в нее играют — даже сюжет уже прошли. За это время они не раз встретили баг с пропадающим звуком. А теперь ответьте — стала ли работа композиторов хуже от того, что BioWare до сих пор не исправила эту ошибку?


Читаем с «АСТ» — часть беседы Джеймса Кэмерона и Гильермо дель Торо из «Истории научной фантастики»

В январе издательство «АСТ» выпустило сборник интервью режиссера Джеймса Кэмерона, которые он брал в рамках шестисерийного документального проекта AMC «История научной фантастики Джеймса Кэмерона». В книге вы найдете беседы с Гильермо дель Торо, Джорджем Лукасом, Кристофером Ноланом, Арнольдом Шварценеггером, Ридли Скоттом и Стивеном Спилбергом. В сериал в полном объеме они не вошли, но в этой книге все беседы приводятся полностью. С разрешения издательства «Канобу» целиком публикует отрывок из книги.

ГИЛЬЕРМО ДЕЛЬ ТОРО БЕСЕДУЕТ ДЖЕЙМС КЭМЕРОН

На протяжении последних двух десятилетий кинематографист-визионер Гильермо дель Торо придумал множество великолепных, вручную созданных миров, омытых захватывающими оттенками синего и янтарного цветов и населенных аутсайдерами, монстрами и непонятыми. Начиная со своей дебютной картины, вампирской сказки «Хронос» и заканчивая недавней любовной историей эпохи холодной войны «Форма воды», Гильермо заимствовал элементы из множества жанров, его произведения не поддаются легкой классификации, но в то же время всегда несут на себе его узнаваемую личную печать. Его любовь к аниме и японским монстрам легла в основу его наиболее научно-фантастического фильма, блокбастера 2013 г. о схватках роботов с кайдзю «Тихоокеанский рубеж». Его увлечение ужасами естественного мира нашло отражение в его англоязычном дебюте, картине 1997 г. «Мутанты». Ниже вы станете свидетелями глубокой беседы дель Торо с Джеймсом Кэмероном — их дружба длится уже двадцать шесть лет, — исследующей взаимосвязь между жанром ужасов, научной фантастикой и фэнтези. Собеседники обсудят неустаревающую философскую гениальность романа Мэри Шелли «Франкенштейн» и его экранизации 1931 г. и коснутся темы близкого контакта дель Торо с НЛО.

ДЖЕЙМС КЭМЕРОН: Как вы сами говорите мне каждый раз, когда разговор касается этой темы, вы у нас специализируетесь на ужастиках. Вопрос в том, где происходит это пересечение, этот взаимный диалог между ужастиками и научной фантастикой?

ГИЛЬЕРМО ДЕЛЬ ТОРО: Все, что служило топливом для самых ранних ужастиков, имело духовную основу, происходило от веры в добро и зло: иудейско-христианская космология, дьявол, ангелы и демоны. Даже если взглянуть на восточные истории, японские, китайские, они все равно связаны с духовными темами. Затем, вскоре после века разума и рационализма, что довольно любопытно, в западной литературе наступает момент, когда источником аномалии становится наука. На мой взгляд, ключевым моментом был «Франкенштейн». Мне кажется, что в тот момент, когда наука становится моделью исключительного, что-то переключается. Что-то реально меняется.

ДК: И сегодня наши монстры рождаются из самых разных мест — радиация, генная инженерия, робототехника. А раньше наши чудища приходили из фольклора, мифологии, сказок о демонах и сверхъестественном мире. А куда в подобной градации попадает «Франкенштейн»?

ГДТ: На мой взгляд, это одновременно и просветитель, и мистификатор. Мне кажется, что некоторые важные для «Франкенштейна» темы одновременно и духовные, и экзистенциальные. В книге есть некая мильтоновская составляющая, когда существо начинает ставить под сомнение свою природу. В чем заключается его цель? В чем заключается смысл всего мироздания? (Он задается) вопросами добра и зла, вопросами значимости. Но двигателем сюжета является наука.

ДК: Верно. Извращение науки.

ГДТ: Извращение науки, а еще гордыня и человеческое высокомерие. В начале книги капитан Волтон обладает тем же высокомерием, что и Виктор Франкенштейн, и собирается бросить вызов естественному порядку вещей. Но слушая историю Виктора, он постигает важный урок и учится смирению. Конечно, можно назвать книгу ужастиком, поскольку по большому счету это история о воскрешении трупа или даже нескольких трупов, смеси животных и человеческих трупов, что само по себе крайне шокирующе. И знаете, эта история поднимает крайне чудесный вопрос: в какой из частей дела обретается душа.

Джеймс Кэмерон

Джеймс Кэмерон

ДК: Разве не этим вопросом задаются книга и все эти фильмы?

ГДТ: Да. И все же есть один момент… наверное, одна из самых лучших сцен в книге, чистый хоррор. Потому что в чем заключается вся суть жанра ужасов? Что должно быть, и чего нет, или же чего быть не должно, но оно есть. Вот и всё. Ты можешь загнать весь остальной массив жанра в эти простые рамки. Так вот, красота момента заключается в том, что после попыток оживления монстра Виктор, очень символически, очень по Фрейду, отправляется спать. Он спит. И как сказал (Франсиско) Гойя: «Сон разума рождает чудовищ». Он спит, и ему кажется, что что-то наблюдает за ним. И красота момента заключается в том, что это чистый хоррор. Потому что этого не должно быть, но это есть.

ДК: Но экзистенциальные вопросы находятся и в самом сердце научной фантастики. Кто мы? Почему мы здесь? Что такое сознание? Что такое душа? Что значит быть человеком? Вам не кажется, что есть какой-то спектр, на одном конце которого находятся бесспорно научно-фантастические истории, а на другом располагается чистый хоррор?

ГДТ: Я полностью с этим согласен. А посреди у нас есть вещи, которые являются смесью обеих жанров, как, например, «Чужой» (1979), который попадает под определения жанра фильмов о монстрах или фильмов про дом с привидениями.

ДК: И это классическая научная фантастика: действие разворачивается в космосе, на корабле, направляющемся к другой планете, — и в это же время это чистый хоррор. С элементами подсознания, с психосексуальным контекстом, с тем, каким изобразил монстра Гигер и все такое прочее.

Гильермо дель Торо

Гильермо дель Торо

ГДТ: Лавкрафт тоже порой пытался смешать научную фантастику и хоррор.

ДК: «Тень из безвременья» — это научная фантастика.

ГДТ: «Цвет иного мира».

ДК: Но «Мифы Ктулху»…

ГДТ: Нет. Мне кажется, что когда вы полагаетесь на канон, который фантастичен по происхождению, но не управляется, или, по крайней мере, не определен нарушением научных правил, то тогда вы углубляетесь в фэнтези. Или в ужастики.

ДК: А что насчет телепатии? Это что-то сверхъестественное, или же в научно-фантастическом контексте мы можем определить ее как нечто, пока недоступное науке, но что-то такое, что мы сможем понять?

ГДТ: По большей части я бы отнес телепатию в рамки научной фантастики.

ДК: Мы относим ее к сверхъестественному, потому что у нас нет твердых доказательств ее существования.

ГДТ: Но у нас есть примеры в литературе. Мне сразу на память приходит «Темная игра смерти» (также известная как «Утеха падали») Дэна Симмонса, в которой из одной из таких черт развивается вампиризм. Тем не менее, в итоге там нет божественного или духовного объяснения этого явления. Другими словами, даже если нет никаких доказательств, то корни телепатии не обязательно уходят в ужасы или фэнтези.

ДК: В какой-то мере это вопрос опыта. Кажется, что должен быть какой-то инструмент, который способен засечь телепатию. Как в «Деревне проклятых», которая задумывалась не как хоррор, а как научная фантастика.

На русском языке книга издана в твердом переплете (198×248), и в ней 224 страницы. Подробнее о книге Джеймса Кэмерона можно прочитать тут.

Больше по теме


Рецензия на «Академию Амбрелла» — cемейную драму о супергероях

15 февраля потоковый сервис Netflix выпустил десятисерийный первый сезон адаптации самобытного и популярного комикса «Академия Амбрелла» (The Umbrella Academy), посвященного развалившейся команде супергероев, которая вынуждена собраться заново в силу трагических обстоятельств.

«Академия Амбрелла» — абсурдный супергеройский комикс от вокалиста My Chemical Romance Джерарда Уэя

Довольно забавно, что в один и тот же день вышли сразу два сериала про супергеройские команды. Особенно иронично то, что это Doom Patrol и «Академия Амбрелла», которая, по словам автора Джерарда Уэя (вокалист My Chemical Romance), вдохновлена «Патрулем» (конечно же, периодом работы над ней великого Гранта Моррисона). Но супергеройского продукта много не бывает, ведь нас еще ждут The Boys, творения Марка Миллара от Netflix и много чего другого.

Написанная Джерардом Уэем и нарисованная Габриэлем Ба «Академия Амбрелла» вышла из-под крыла издательства Dark Horse в 2007 году. За пару лет комикс стал обладателем Премии Айснера и стал насчитывать два тома, которые очень положительно приняли читатели. Удивительно, но третий том, который все еще в процессе выхода, пришлось ждать почти 10 лет. А потому сюжет сериала основан только на первых двух.

История начинается с экскурса в прошлое, когда в одно время в разных концах света у женщин, которые не были до этого дня беременны, родились дети. Всего их было сорок три, а выжило лишь семь, но все они обладали суперспособностями. Уцелевших детей усыновил богатый ученый по имени Реджинальд Харгрейвз (Колм Фиор), решивший взрастить их в своем особняке и подготовить к битве со злом посредством развития их способностей в домашних условиях и оттачивания в полевых, полевых, отправляя на борьбу с преступностью.

Звучит, конечно, жутко банально, но как в комиксе была своя изюминка, так и в сериале она осталась. Со временем команда распалась, и в особняке остался лишь Реджинальд, его говорящая верная обезьяна-помощник Пого и робот, исполнявшая функции матери для обитателей дома. Так, вдали от детей, Реджинальд неожиданно умирает, что становится катализатором сбора давно развалившейся семьи. И теперь они должны выяснить, что стало причиной гибели их «отца». Завязка полностью копирует первоисточник, но дьявол кроется в деталях.

Кроме нелинейного повествования, главной особенностью и душой первоисточника были странноватые, но очень запоминающиеся персонажи. И тут возникает первая и самая главная проблема сериала — не все удачно перебрались на экран, а расширение сюжетных линий пошло на пользу далеко не каждому. Одно дело читать два тома по шесть выпусков, а другое — смотреть фактически десять часов на персонажей, большая часть из которых самостоятельно не могут вытянуть свою растянутую сюжетную линию.

Начнем с лидера команды Лютера (Том Хоппер, сыгравший Билли Бонса в «Черных парусах»), который обладал невероятной силой и выносливостью, но в результате травмы разжился еще и телом гориллы. Прирожденный герой и чуть ли не святой с очень понятной драмой, но почти полностью бесполезный с точки зрения способностей. Его внушительная фактура и суперсила не играют никакой роли. Ведь он ничего особенного не демонстрирует, а наоборот — лишь разочаровывает в бою. Ну и персонаж–праведник — это всегда утомительно. Хорошо, что бедняге хоть на одну серию дали расслабиться.

Главный конкурент Лютера за место лидера это Диего (Давид Кастаньеда) — не прекращающий деятельность борца с преступностью грубиян, чья суперспособность — управлять траекторией любого предмета, что он бросает. Чаще всего это его любимые ножи.

Чтобы герой не был совсем уж одиночкой, ему для сериала придумали бывшую девушку в лице детектива Патч. И эта идея стала отправной точкой для одной из самых тупых сцен в сериале, когда герой совершил насилие не только над логикой, но и над сутью своего персонажа.

По классике Netflix сменившая цвет кожи кинозвезда Элисон (Эмми Рэйвер-Лампман) поражает феноменальной унылостью и бесполезностью. Она способна манипулировать людьми, заливая в уши голоском любую ложь, но за весь сериал демонстрирует этот скилл лишь в паре флэшбэков. В настоящем времени она просто ходит и рассказывает, как любит свою дочь, как хочет наладить отношения с Ваней (Элен Пейдж), а также вспоминает что раньше у нее наклевывался роман с Лютером. Просто перегруженный сверх меры драмой персонаж. Сценаристы настолько зашли в тупик с ее полезностью для истории, что для демонстрации необходимости Элисон для команды вынуждены были отдать ей одну из лучших сцен комикса (в оригинале положение спас другой персонаж), но сделали это гораздо слабее, чем было в первоисточнике.

Одним из лучших персонажей сериала можно смело считать алкоголика-наркомана и дежурного гея Клауса (Роберт Шиэн, полюбившийся общественности после роли в сериале «Отбросы»), обладающего даром разговаривать с мертвыми. К великому сожалению, его раскрытия приходится ждать пол-сезона. Первую половину сериала он просто страдает от безделья, отпуская кислые шутки, но дальше появляется и внушительная драма, и способности прорезаются. Все становится достаточно интересно. Он — единственный, кто может видеть и общаться с Беном — погибшим членом Академии Амбрелла, который умел испускать из себя тентакли. Жаль, что сам Бен персонаж абсолютно плоский.

Номер 5 и в комиксе был самым интересным персонажем, но тут он еще лучше. Не знаю, где они откопали Эйдана Галлахера, но это стопроцентное попадание в роль и просто бриллиант сериала. Он идеально вписался в образ застрявшего в теле мальчика 60-летнего профессионального убийцы, обладающего способностью перемещаться во времени. Ему идеально удалось продемонстрировать высокомерие, гениальность и потрясающий профессионализм персонажа. Герой, который больше всего тянул на лидера этой команды. Его сюжетная линия самая интересная и разнообразная, да и экшен-сцены с ним поставлены лучше, чем с остальными героями.

Ну вот и главный аутсайдер семейства — Ваня, сыгранная Эллен Пейдж. Единственный лишенный способностей ребенок. Реджинальд старался держать ее подальше от остальных детей, из-за чего она выросла замкнутой. Взрослая Ваня занимает место второй скрипки в местном оркестре, но большего так и не добилась. Даже решив попробовать себя в писательской деятельности, она выбрала худшую идею для первой книги — написать о своей супергеройской семье. Этим Ваня отвернула от себя всех. Читавшие комикс знают о том, какую важную роль она играет в сюжете, и к актерской работе Элен нет претензий, но ее персонаж просто неинтересен: скучная, серая девушка, которая весь сериал пытается наладить личную жизнь. Проблема в том, что, даже не читая комикс, можно просчитать почти всю ее сюжетную линию. Она сквозит штампами, и большую часть поворотов можно предсказать заранее. А все самое интересное с ней начинается лишь ближе к финалу.

И если главные герои еще понятно почему получили растянутые сюжетные линии, то зачем это сделали с проходными злодеями, не ясно совсем. Наемные убийцы Хейзел (Камеррон Бритон) и Ча-Ча (популярная певица Мэри Джей Блайдж) магической рукой сценариста превращены из двух отмороженных нацистов в мультяшных масках (так было в комиксе) в бодипозитивщика и вредную чернокожую женщину с кислой миной. Убедить зрителя, что эти два пожирателя пончиков — лучшие убийцы, фактически невозможно. И экшен-сцены с их участием все только ухудшают, демонстрируя вопиющую деревянность актеров во время действия. Без слез смотреть на драки с ними невозможно, хотя их очень стараются прикрыть кувыркающимися дублерами, ускорениями, замедлениями и монтажом.

Сама их сюжетная линия чудовищно разрослась — в комиксе у них положение было гораздо скромнее, а здесь им прописали большую и банальную историю. Зрителей даже хотят заставить сопереживать Хейзелу — этому рохле, ноющему с первого появления на экране по поводу и без повода. Его история ничем не удивляет. Уже в первых сериях становится очевиден вектор развития его отношений и с напарницей, и с организацией, нанявшей его. Но эту лямку тянут до самого финала, заполняя экранное время их приключениями, которые особой погоды для основных действий не несут. Если бы после неудачного похищения эти персонажи исчезли, то на истории это никак бы не отразилось, так как большую часть времени, кроме пары атак на героев в начале сезона, они занимаются своими делами.

Вот так все получается, если говорить о сердце сериала — его основных действующих лицах. Но стоит признать, что сама история, сплетенная из элементов двух томов, вышла вполне стройная. Это все еще супергероика с достаточным количеством штампов, но и свои находки в ней есть. Несмотря на скучность отдельных персонажей, когда они вместе, между ними все же работает химия.

Снято все стильно, приятная музыка включается по делу и без, эффектов немного, но они приемлемы, особенно обезьяна Пого. Жаль, что динамика — явно слабая сторона сериала. Экшен-сцены не поражают хореографией или изобретательностью, а скорее удручают, так как довольно медлительны и корявы, а способности в бою грамотно используют лишь Номер 5 и Диего, ну и Клаус в финале. Netflix все еще нужно учиться компактности — в «Амбрелле» десять серий, а ощущение затянутости остается.

Отдельно стоит отметить финал, который мог бы даже удивить, не будь это сериал от Netflix, который продляет почти все. А значит события, что произошли в последней серии, легко можно будет переиграть.

«Академия Амбрелла» — яркий, но очень неровный супергеройский сериал с посредственным экшеном, персонажами на любой вкус и историей, которая c одной стороны старается быть нетипичной, а с другой вбирает в себя множество надоевших штампов.


Рецензия на «Академию Амбрелла» — cемейную драму о супергероях

15 февраля потоковый сервис Netflix выпустил десятисерийный первый сезон адаптации самобытного и популярного комикса «Академия Амбрелла» (The Umbrella Academy), посвященного развалившейся команде супергероев, которая вынуждена собраться заново в силу трагических обстоятельств.

«Академия Амбрелла» — абсурдный супергеройский комикс от вокалиста My Chemical Romance Джерарда Уэя

Довольно забавно, что в один и тот же день вышли сразу два сериала про супергеройские команды. Особенно иронично то, что это Doom Patrol и «Академия Амбрелла», которая, по словам автора Джерарда Уэя (вокалист My Chemical Romance), вдохновлена «Патрулем» (конечно же, периодом работы над ней великого Гранта Моррисона). Но супергеройского продукта много не бывает, ведь нас еще ждут The Boys, творения Марка Миллара от Netflix и много чего другого.

Написанная Джерардом Уэем и нарисованная Габриэлем Ба «Академия Амбрелла» вышла из-под крыла издательства Dark Horse в 2007 году. За пару лет комикс стал обладателем Премии Айснера и стал насчитывать два тома, которые очень положительно приняли читатели. Удивительно, но третий том, который все еще в процессе выхода, пришлось ждать почти 10 лет. А потому сюжет сериала основан только на первых двух.

История начинается с экскурса в прошлое, когда в одно время в разных концах света у женщин, которые не были до этого дня беременны, родились дети. Всего их было сорок три, а выжило лишь семь, но все они обладали суперспособностями. Уцелевших детей усыновил богатый ученый по имени Реджинальд Харгрейвз (Колм Фиор), решивший взрастить их в своем особняке и подготовить к битве со злом посредством развития их способностей в домашних условиях и оттачивания в полевых, полевых, отправляя на борьбу с преступностью.

Звучит, конечно, жутко банально, но как в комиксе была своя изюминка, так и в сериале она осталась. Со временем команда распалась, и в особняке остался лишь Реджинальд, его говорящая верная обезьяна-помощник Пого и робот, исполнявшая функции матери для обитателей дома. Так, вдали от детей, Реджинальд неожиданно умирает, что становится катализатором сбора давно развалившейся семьи. И теперь они должны выяснить, что стало причиной гибели их «отца». Завязка полностью копирует первоисточник, но дьявол кроется в деталях.

Кроме нелинейного повествования, главной особенностью и душой первоисточника были странноватые, но очень запоминающиеся персонажи. И тут возникает первая и самая главная проблема сериала — не все удачно перебрались на экран, а расширение сюжетных линий пошло на пользу далеко не каждому. Одно дело читать два тома по шесть выпусков, а другое — смотреть фактически десять часов на персонажей, большая часть из которых самостоятельно не могут вытянуть свою растянутую сюжетную линию.

Начнем с лидера команды Лютера (Том Хоппер, сыгравший Билли Бонса в «Черных парусах»), который обладал невероятной силой и выносливостью, но в результате травмы разжился еще и телом гориллы. Прирожденный герой и чуть ли не святой с очень понятной драмой, но почти полностью бесполезный с точки зрения способностей. Его внушительная фактура и суперсила не играют никакой роли. Ведь он ничего особенного не демонстрирует, а наоборот — лишь разочаровывает в бою. Ну и персонаж–праведник — это всегда утомительно. Хорошо, что бедняге хоть на одну серию дали расслабиться.

Главный конкурент Лютера за место лидера это Диего (Давид Кастаньеда) — не прекращающий деятельность борца с преступностью грубиян, чья суперспособность — управлять траекторией любого предмета, что он бросает. Чаще всего это его любимые ножи.

Чтобы герой не был совсем уж одиночкой, ему для сериала придумали бывшую девушку в лице детектива Патч. И эта идея стала отправной точкой для одной из самых тупых сцен в сериале, когда герой совершил насилие не только над логикой, но и над сутью своего персонажа.

По классике Netflix сменившая цвет кожи кинозвезда Элисон (Эмми Рэйвер-Лампман) поражает феноменальной унылостью и бесполезностью. Она способна манипулировать людьми, заливая в уши голоском любую ложь, но за весь сериал демонстрирует этот скилл лишь в паре флэшбэков. В настоящем времени она просто ходит и рассказывает, как любит свою дочь, как хочет наладить отношения с Ваней (Элен Пейдж), а также вспоминает что раньше у нее наклевывался роман с Лютером. Просто перегруженный сверх меры драмой персонаж. Сценаристы настолько зашли в тупик с ее полезностью для истории, что для демонстрации необходимости Элисон для команды вынуждены были отдать ей одну из лучших сцен комикса (в оригинале положение спас другой персонаж), но сделали это гораздо слабее, чем было в первоисточнике.

Одним из лучших персонажей сериала можно смело считать алкоголика-наркомана и дежурного гея Клауса (Роберт Шиэн, полюбившийся общественности после роли в сериале «Отбросы»), обладающего даром разговаривать с мертвыми. К великому сожалению, его раскрытия приходится ждать пол-сезона. Первую половину сериала он просто страдает от безделья, отпуская кислые шутки, но дальше появляется и внушительная драма, и способности прорезаются. Все становится достаточно интересно. Он — единственный, кто может видеть и общаться с Беном — погибшим членом Академии Амбрелла, который умел испускать из себя тентакли. Жаль, что сам Бен персонаж абсолютно плоский.

Номер 5 и в комиксе был самым интересным персонажем, но тут он еще лучше. Не знаю, где они откопали Эйдана Галлахера, но это стопроцентное попадание в роль и просто бриллиант сериала. Он идеально вписался в образ застрявшего в теле мальчика 60-летнего профессионального убийцы, обладающего способностью перемещаться во времени. Ему идеально удалось продемонстрировать высокомерие, гениальность и потрясающий профессионализм персонажа. Герой, который больше всего тянул на лидера этой команды. Его сюжетная линия самая интересная и разнообразная, да и экшен-сцены с ним поставлены лучше, чем с остальными героями.

Ну вот и главный аутсайдер семейства — Ваня, сыгранная Эллен Пейдж. Единственный лишенный способностей ребенок. Реджинальд старался держать ее подальше от остальных детей, из-за чего она выросла замкнутой. Взрослая Ваня занимает место второй скрипки в местном оркестре, но большего так и не добилась. Даже решив попробовать себя в писательской деятельности, она выбрала худшую идею для первой книги — написать о своей супергеройской семье. Этим Ваня отвернула от себя всех. Читавшие комикс знают о том, какую важную роль она играет в сюжете, и к актерской работе Элен нет претензий, но ее персонаж просто неинтересен: скучная, серая девушка, которая весь сериал пытается наладить личную жизнь. Проблема в том, что, даже не читая комикс, можно просчитать почти всю ее сюжетную линию. Она сквозит штампами, и большую часть поворотов можно предсказать заранее. А все самое интересное с ней начинается лишь ближе к финалу.

И если главные герои еще понятно почему получили растянутые сюжетные линии, то зачем это сделали с проходными злодеями, не ясно совсем. Наемные убийцы Хейзел (Камеррон Бритон) и Ча-Ча (популярная певица Мэри Джей Блайдж) магической рукой сценариста превращены из двух отмороженных нацистов в мультяшных масках (так было в комиксе) в бодипозитивщика и вредную чернокожую женщину с кислой миной. Убедить зрителя, что эти два пожирателя пончиков — лучшие убийцы, фактически невозможно. И экшен-сцены с их участием все только ухудшают, демонстрируя вопиющую деревянность актеров во время действия. Без слез смотреть на драки с ними невозможно, хотя их очень стараются прикрыть кувыркающимися дублерами, ускорениями, замедлениями и монтажом.

Сама их сюжетная линия чудовищно разрослась — в комиксе у них положение было гораздо скромнее, а здесь им прописали большую и банальную историю. Зрителей даже хотят заставить сопереживать Хейзелу — этому рохле, ноющему с первого появления на экране по поводу и без повода. Его история ничем не удивляет. Уже в первых сериях становится очевиден вектор развития его отношений и с напарницей, и с организацией, нанявшей его. Но эту лямку тянут до самого финала, заполняя экранное время их приключениями, которые особой погоды для основных действий не несут. Если бы после неудачного похищения эти персонажи исчезли, то на истории это никак бы не отразилось, так как большую часть времени, кроме пары атак на героев в начале сезона, они занимаются своими делами.

Вот так все получается, если говорить о сердце сериала — его основных действующих лицах. Но стоит признать, что сама история, сплетенная из элементов двух томов, вышла вполне стройная. Это все еще супергероика с достаточным количеством штампов, но и свои находки в ней есть. Несмотря на скучность отдельных персонажей, когда они вместе, между ними все же работает химия.

Снято все стильно, приятная музыка включается по делу и без, эффектов немного, но они приемлемы, особенно обезьяна Пого. Жаль, что динамика — явно слабая сторона сериала. Экшен-сцены не поражают хореографией или изобретательностью, а скорее удручают, так как довольно медлительны и корявы, а способности в бою грамотно используют лишь Номер 5 и Диего, ну и Клаус в финале. Netflix все еще нужно учиться компактности — в «Амбрелле» десять серий, а ощущение затянутости остается.

Отдельно стоит отметить финал, который мог бы даже удивить, не будь это сериал от Netflix, который продляет почти все. А значит события, что произошли в последней серии, легко можно будет переиграть.

«Академия Амбрелла» — яркий, но очень неровный супергеройский сериал с посредственным экшеном, персонажами на любой вкус и историей, которая c одной стороны старается быть нетипичной, а с другой вбирает в себя множество надоевших штампов.


Обзор Oblivion Song — нового постапокалипсиса от создателя «Ходячих мертвецов»

В марте 2018 года стартовал новый комикс создателя The Walking Dead и Invincible Роберта Киркмана — Oblivion Song. Он издается Skybound совместно с Image Comic, а художником выступает Лоренцо Де Филичи. История посвящена Нэйтану Коулу, пытающемуся вызволить бывших жителей Филадельфии, провалившихся в постпокалиптические пустоши Обливиона — измерения, кишащего причудливыми плотоядными монстрами.

Действительно ли «Неуязвимый» Роберта Киркмана — это «лучший супергеройский комикс»?

Комикс впервые был анонсирован на New York Comic Con 2017, где Роберт Киркман представил будущий проект о Филадельфиии, которая по неизвестным причинам провалилась в другое измерение. Не найдя способа вернуть их, правительство США оставило попытки и попыталось жить дальше. Не смирился только Нэйтан Коул, потерявший в той катастрофе родного брата Эдварда. Каждый день он делает вылазки в другое измерение, пытаясь разыскать там кого-нибудь, чтобы вернуть их домой.

Собственно, весь сюжет построен вокруг вылазок Нэйтана в другой мир и поиска там выживших. На деле он ищет, конечно, в первую очередь своего брата, но притом искренне радуется совершенно любому выжившему, которого ему удается вернуть в нормальный мир.

Комикс ощущается некой смесью «Пикника на обочине» братьев Стругацких (или «Сталкера» Андрея Тарковского) с «Тихоокеанским рубежом» Гильермо Дель Торо.

Пока обычный мир пытается пережить произошедшее в Филадельфии, Нэйтан снова и снова отправляется в Обливион, где его пытается съесть буквально любое живое существо. Но выживших там все еще очень много, поэтому местами комикс ощущается именно постапокалипсисом, поскольку читателю показывают быт людей, оказавшихся в совершенно иных условиях.

В каждом выпуске Нэйтан перемещается между мирами, благодаря чему есть две параллельные сюжетные линии — в нашем мире и в землях Обливиона. И, очевидно, в какой-то момент эти сюжеты встречаются, когда Коул узнает правду о людях, живущих среди жутких монстров.

Одна из самых интересных линий в комиксе — «охота» Нэйтана. Не зная о настоящих намерениях Коула, люди в Обливионе остерегались его и при встрече спасались бегством, поэтому ему приходилось буквально выслеживать выживших, используя специальные дротики с технологией, способной переместить «жертву» в наш мир.

Киркман строит Oblivion Song по своей классической схеме — практически каждый номер заканчивается каким-то мощным клиффхенгером, а смертей и неожиданных твистов в двенадцати вышедших номерах хватило бы на несколько серий комиксов.

Отчасти это можно объяснить сеттингом — все-таки неизвестный и населенный плотоядными монстрами мир Обливиона действительно опасен. Но в то же время здесь хватает и типичных твистов ради твистов — эта проблема Роберта, которой он периодически злоупотребляет в «Ходячих мертвецах», перешла и в его новый комикс.

Тем не менее, читается Oblivion Song очень бодро — несмотря на заимствования у «коллег» по сеттингу и откровенно не новую концепцию, сюжет очень бодрый с хорошо прописанной мотивацией героев и второстепенных персонажей. Например, у представителей правительства, узнавших о перемещениях Нэйтана между измерениями. Они реагируют на них так, как должны, что похвально — обычно в комиксах авторы все сводят к условностям, из-за чего власти ведут себя как идиоты, практически не вставая на пути у главных героев.

Лично у меня Oblivion Song вызвал ассоциацию даже не со Стругацкими или Тарковским, а с «Аннигиляцией» Джеффа Вандермеера. В комиксе точно также аномальная зона влияет не только на окружение, но и на самих людей, меняя их характер, делая их сильнее и выносливее — как-никак 10 лет в измерении монстров не могут не оставить отпечаток.

Из главных минусов, на мой взгляд, рисунок — я не был прежде знаком с творчеством Лоренцо де Феличи, и его работа не впечатлила. Если необычные чудовища у него получаются хорошо, то почти все люди выглядят откровенно страшными. Впрочем, это дело вкуса, и я не могу не признать, что атмосферу постапокалиптической Филадельфии, где за каждым углом кишат монстры, художник передал отлично.

Комикс издавался с марта 2018 по февраль 2019 года. И в марте 2019 года стартует новый сюжет, в котором представят разумных представителей Обливиона — существ, которые заинтересованы в нашем мире и хотят не съесть людей, а изучить.